Василий Н. - SoundEX - Клуб любителей хорошего звука Jump to content

Василий Н.

Moderators
  • Content Count

    5978
  • Joined

  • Last visited

  • Days Won

    5

Василий Н. last won the day on December 21 2010

Василий Н. had the most liked content!

Community Reputation

564 Excellent

About Василий Н.

  • Rank
    88,2/24
  • Birthday 07/15/1961

Contact Methods

  • Website URL
    https://alesta.ru/
  • ICQ
    0

Информация

  • Город
    Mocква, РФ
  • Interests
    Аудио, Сериалы
  • Audio system
    HTPC+Flamenco+LynxD29v5/Teac-25VRDS(Linx20DE)/Denon A-11/ClearaudioEmotion_Goldring1022== Musatoff PA-11+MF A3.2/Amber/Kora3T-SE == AS4 (К. Мусатова)/BD DT990pro

Recent Profile Visitors

15131 profile views

Display Name History

  1. Вы смотрели фильм, показывающий, что было до момента "0" перед началом БВ/инфляции . /*Напевает на мотив песни "Наутилус Помпилиус*/ "Когда погаснет последний фотон, во Вселенной, где я не был никогда..."
  2. Как то встречалась статья о том, что эффект, схожий с механизмом излучения Хокинга вблизи ЧД может работать и без ЧД , оказывая влияние на всякие бороздящие пространства Вселенной высокоэнергичные частицы. Подумалось, а вот интересно, в том же БАКе (пардон), при известной светимости и предполагаемой интенсивности "кипения" вакуума, подобный эффект сопутствующего излучения выше регистрируемого уровня или настолько (теоретически) мал, что никакой чувствительности/времени наблюдения не хватит?
  3. Картинка об оценке уровня актуальных угроз, как понимают на сегодняшний день. Источник.
  4. Из того, что слышал на этой выставке, в этом диапазоне обратил бы внимание на Penaudio Sonata Signature (2 млн.) и JBL S4700 (1,2 млн.) в зависимости от личных предпочтений, размера КДП, источника/усилителя.
  5. "... а цифра ушла на 24/96 и на СD." А вот здесь, если можно, уточнить: 1. Исходно (с микрофонов) в цифре записывалось в PCM 24/96? 2. Собственно CD представлял собой заводскую штамповку или (скорее всего) записанный CD-R(W)? Извиняюсь за занудство, но вопрос важный, поскольку многие CD-плееры/транспорты заметно по разному воспроизводят фирменный CD и CD-R болванку с этого диска (см. связку транспорт-ЦАП Марк Левинсон 31.5 - 30.6 ).
  6. Кстати, о вероятностях: количество перестановок из N, как вспоминается, N! (эн-факториал), т. е. для пяти источников составит 1*2*3*4*5=120, т. е. вероятность (случайно) угадать 1/120=0,83(3)%~1%. Из 400-х анкет "угадали" четыре, т.е. 1%. "Совпадение? Не думаю!" (с). Более интересен вопрос, был ли этот (цифровой) файл тем Hi-Res мастером, с которого делались остальные записи?
  7. Конечно, древние предупреждали: post hoc ergo propter hoc, но вот демографы почему то на основании обширнейшей статистики чётко уварены именно в прямой связи. "Влияние урбанизации на демографические процессы проявляется в значительной мере в зависимости от территориальной дифференцированности городской среды, прежде всего от различий городов по величине и народно-хозяйственному профилю (функциональному типу). По мере развития процесса урбанизации уровень рождаемости городского населения по сравнению с сельским падает, в дальнейшем происходит падение рождаемости и в сельской местности. Почти во всех странах уровень рождаемости у городских жителей, недавно переехавших из сельской местности, выше, чем у давно живущих в городах (если адаптация сельских жителей не сопряжена с большими трудностями). Уровень смертности на первых этапах развития урбанизации выше в городах, чем в сельской местности, что объясняется антисанитарными условиями жизни концентрированных масс населения." (с) Демографический понятийный словарь.
  8. Которая была официально отменена в 2016 г. и, что характерно, после этой отмены рождаемость в Китае стала снижаться даже более быстрыми темпами. Вспомнилась борьба с воробьями в том же Китае.
  9. Акустика - всё JBL Synthesis, модель только у фронтальной пары спросил.
  10. Ага, сперва надо научиться маленькие ЧД делать, а затем их использовать как детекторы ТМ! /* прохаживается*/.
  11. Вероятно, не совсем корректно выразился, не обязательно непосредственно наблюдать это излучение, достаточно просто учитывать в балансе, поскольку величина потерь массы ЧД на него должна, по идее, быть пропорциональна площади ЧД (той условной сферы, на которой и происходит излучение), которая, в свою очередь, однозначно связана с мгновенной массой ЧД. Ну, далее, интегрируем по времени от t1 до t2 . Засада в том что между t1 и t2 хорошо б пару миллионов лет непрерывного подсчёта всасываемого в ЧД вещества/излучения.
  12. Пурпурные поля "эра милосердия" - всё ближе! Осень интересное (для меня, во всяком случае) интервью Екатерины Шульман по поводу больших трендов, гуманизации общества, элитного потребления и всякому такому. Интересно эти рассуждения по поводу трансформации потребления приложить к горячо нами любимому HighEnd'у например, как товару-услуге. Интервью большое, поэтому только часть: "....— Большие тренды на то и большие, что они влияют на всех. На тех, кто знает об их существовании, и на тех, кто не знает. На тех, кто не знает слова «тренды» и даже слова «большой». Поэтому тут богатые и небогатые находятся в более-менее равных условиях. Так, большие тренды, которые определили двадцатый век, - урбанизация и старение населения, или второй демографический переход. Урбанизация была связана с очередной волной промышленной революции, она изменила лицо мира: человеческие ресурсы сконцентрировались в городах, образовались мегаполисы и городские агломерации в качестве основных единиц расселения людей. Появилась та среда, в которой мы с вами сейчас живем. И второй демографический переход определил снижение рождаемости, увеличение продолжительности жизни, снижение детской, младенческой и материнской смертности, и вот это самое старение населения — то есть снижение доли молодежи в общей демографической пирамиде. Это то, что такое был двадцатый век с точки зрения социальных процессов. Дальше любой сюжет двадцатого века мы так или иначе можем вывести из этого самого большого тренда или, наоборот, свести к нему, потому что всё, что происходило, имело результатом именно это: войны и прекращения войн, завоевания и территориальные потери, научные открытия и музыкальные моды - все имело результатом урбанизацию и демографические изменения Второго демографического перехода. Эти большие тренды продолжаются. Урбанизация продолжается, хотя происходит и некоторый обратный процесс. Вообще полезно помнить, что суть больших трендов в том, что они настолько большие, что никогда не бывают однонаправленными. Если мы говорим, что все съехались из сельской местности в города, из этого не следует, что сельская местность опустела или исчезло сельское хозяйство, которое было на начало двадцатого века основным работодателем, а минимизировало свои потребности в рабочих руках. Более того, некоторое возвращение ресурсов, в том числе и человеческих, в сельскохозяйственную сферу, тоже ожидается, поскольку это очень активно развивающаяся экономическая область. И большое количество всяких научных открытий и, соответственно, технических новаций там происходит. С этой областью в двадцать первом веке будет происходить целый ряд интересных вещей. И урбанизация, и второй демографический переход продолжают действовать и в новом столетии. Второй демографический переход приходит к развивающимся странам, даже к странам слаборазвитым. Причем у него есть такое свойство: чем позже он приходит в тот или иной социум, тем с большей скоростью происходят эти изменения. Есть известный статистический показатель: в Великобритании для того, чтобы среднее число детей на одну женщину снизилось с шести и более до трех и менее, понадобилось 95 лет. То есть весь век это происходило. В Иране это произошло за 10 лет. В Китае за 11 лет. То есть это происходит очень быстро в тех обществах, которые позже вступают в этот процесс. Соответственно, нас ждет снижение рождаемости в развивающихся странах и в странах Третьего мира. Что еще можно назвать процессом двадцать первого века: не знаю, тянет ли это на большой тренд, этого мы пока не знаем, потому что времени прошло пока мало, но, судя по всему, тот же самый второй демографический переход принес нам увеличение цены человеческой жизни и снижение, глобальное снижение, насилия. Это звучит довольно странно, потому что наша голова наполнена новостной лентой, в которой доминируют всякого рода новости, связанные с насилием, так как именно это является новостью. Но если мы посмотрим на большие цифры, мы увидим и исчезновение фронтальных войн из межгосударственных отношений, и снижение уровня государственного террора во всех странах мира, в том числе и в странах авторитарных, и рост числа демократии в мире, и изменение природы тех режимов, которые не являются демократическими, но ведут себя иначе, чем они себя вели в двадцатом веке и тем более раньше. У глобального снижения насилия, как у всякого большого процесса, есть много сторон. В частности, он нам принес новую устойчивость низкоэффективных политических режимов, которые раньше становились жертвой насилия внутреннего или внешнего. То есть либо соседи их завоевывали, либо свои граждане бунтовали. А теперь, поскольку никто особенно не хочет насильственных действий, жизнь человеческая стала дорога, то и малоэффективные политические модели живут гораздо дольше. Это тоже одно из неочевидных, скажем так, но значимых последствий. Также и то, что мы называем гибридными формами войны или прокси-войной - тоже производное именно от этого. То есть люди с меньшей охотой и в меньших количествах стали убивать друг друга, поэтому конфликты выглядят иначе. — Что это значит для богатых и власть имущих представителей? Как им эти тренды читать для себя? — Знаете, если люди начинают друг друга меньше убивать, то это касается всех. С другой стороны, в этом новом мире точечное насилие производит большее впечатление, чем даже массовое насилие производило 100 лет назад. .... — Многие группы премиальных товаров и люксовых брендов теряют свои рыночные позиции в связи со сменой поколений и приходом новых технологий, часть из них спасает только рынок Китая и арабских стран. Падают продажи, к примеру, у Harley Davidson, швейцарских часов. Мы наблюдаем радикальную смену ценностей или каждое поколение привносит свои понятия роскоши и материальных устремлений, через которые можно демонстрировать статус? — Это хороший вопрос, тут действительно много чего интересного происходит. Мы с вами, видимо, переживаем некоторый не то чтобы закат, но трансформацию демонстративного потребления. Что такое демонстративное потребление? Это социологический термин, который обозначает ровно то, что вы назвали: покупку вещей для демонстрации своего статуса. С одной стороны, это вечное явление: властвующие классы всегда наряжались, кто в тогу с пурпурной полоской, кто в мантию в горностаевыми хвостиками, а нижестоящим запрещали носить то какой-нибудь цвет, то какую-нибудь ткань, то, наоборот, что-нибудь принудительно приказывали нашивать себе на одежду. Это всегда было человеческим свойством, но демонстративное потребление в том виде, в каком мы его знаем и продолжаем применять, это порождение викторианской эпохи, когда буржуазия стала правящим классом. Вот тогда возник рынок роскоши в том виде, в каком мы к нему привыкли. Почему это меняется, что тут может, собственно говоря, измениться? Во-первых, доступность товаров народного потребления, как это называлось при советской власти, резко выросла, а цена их снизилась. Если мы посмотрим на статистику изменений цены с учетом инфляции, мы увидим, как в течение последних 70 лет максимальный рост стоимости показывают услуги. Товары длительного пользования в абсолютных цифрах дешевеют. Товары краткосрочного пользования не так выразительно дешевеют, но не дорожают. То есть мы приходим к тому постепенно миру, который был описан в одном фантастическом рассказе, где герою подбрасывают в почтовый ящик ключи от машины, чтобы только он их взял бесплатно. То есть товары длительного пользования нам, в общем, подсовывают за минимальные деньги с тем, чтобы мы потом тратили на обслуживание и расходные материалы. Соответственно, те культовые предметы, за которые убивались и убивали представители предыдущих поколений — холодильник, пылесос, телевизор, видеомагнитофон, — уже как-то не являются объектом страстных вожделений поколений следующих. Все это стало гораздо, гораздо дешевле и доступнее. Что дорожает? Услуги. Дорожает то, что делают люди. С этим связан наш культ хендмейда, наш культ уникального товара, который сделан живым человеком прямо для тебя, потому что промышленная штамповка - это дешево и будет еще дешеветь. Мы еще переживем радикальное удешевление любых производств, принесенное автоматизацией и 3D принтерами. Это подбрасывание ключей в почтовый ящик вполне может стать реальностью, потому что от человека требуется не столько отдать много денег на входе, купив товар, сколько согласиться на включение себя в цепочку потребления. То есть сейчас мы тебе подарим условную кофеварочную машину, но потом будем снимать с тебя деньги на кофейных капсулах. — Простите, что перебила, просто немножко про другую социальную страту… — Этот процесс касается всех. Уже несколько лет как рынок лакшери-товаров в основном рассчитывает на страны Второго мира. На Китай, на арабские страны, ну и на коррумпированные режимы Восточной Европы, в которых все эти золотые часы еще считаются признаком крутизны, мощности и социального успеха. Конечно, это будет уходить. Элиты будут скандинавизироваться - употребим этот полезный термин. Скандинавизация - это 50 серых толстовок Цукерберга и поездки министров на работу на велосипеде. Это тот стандарт, к которому худо-бедно, криво-косо все будут приближаться, потому что так живет Первый мир, а он задает образец. То, что мы сказали о иерархических пирамидах, верно не только применительно к социуму, но действует и глобально, хотя осознавать это не всегда бывает приятно. Чего хочет молодое поколение? Что мы можем сказать по социологическим данным о его ценностях применительно к потреблению? Сначала скажем вот что: потребительский капитализм никуда не денется — и никого из своих объятий не выпустит. Если кто-то думает и читает данные таким образом, что родилось какое-то поколение аскетов, которые будут питаться сырой водой и акридами и исключительно медитировать, то нет. Ничего подобного никакие исследования нам не показывают. Все будут потреблять и тратить деньги на потребление. Просто это потребление сменяется с обладания объектом на получение впечатлений. То есть и здесь происходит переход с товара на услугу. Вот это важная мысль, я надеюсь, что она достаточно понятна. Существует экономический закон, который действует применительно к человеку: по мере роста его уровня доходов его структура потребления меняется с еды и иных жизненно необходимых благ на несъедобные, так сказать товары, а дальше с товаров на услуги. Это называется «закон Энгеля». Сначала человек тратит на еду, потом, когда у него появляется побольше денег, он тратит на одежду, мебель, обувь, а потом он начинает тратить на услуги - образование, путешествия. То же самое происходит и с социумами. Когда они немножко наедаются, то они начинают тратить на товары, потом они начинают тратить на услуги. Все трансформации потребления, которые в разных терминах описываются социологами и маркетологами (потому что именно маркетологи первыми приходят к новому поколению и норовят у них узнать, как бы им продать что-нибудь) сводится ровно к этому. В структуре потребления человеческая компонента — впечатления, переживания, ощущения — начинает превалировать над вещной компонентой. То есть не столько я хочу купить себе какую-то вещь и ее с собой носить и на себя напяливать, чтобы все видели, сколько я хочу пережить опыт, получить ощущение, измениться внутренне. Главное слово молодого поколения, которое мы слышим в каждых опросах, соц- и фокус-группах - это “развитие”. Любое приобретение, любая трата денег должна результировать в каком-то развитии. То есть не просто люди хотят там купить печеньице. Они хотят, чтобы это печеньице их улучшало изнутри, а одновременно чтобы оно само в процессе производства улучшало нашу вселенную, чтобы эта компания была этически ответственной, чтобы она перечисляла свои полтора цента от каждой на посадку деревьев, которые она только что вырубила, чтобы сделать пальмовое масло для этого печенья. И эта услуговая составляющая становится наиболее дорогой. Еще раз повторю: услуги могут дорожать бесконечно. Товары дорожать не могут. Более того, они дешевеют. А вот услуги могут дорожать сколько угодно. Так что запас есть именно здесь. Кстати, именно с этой точки зрения достаточно вечный дорогой товар — это недвижимость. Потому что недвижимость — особенно жилая — это не совсем продукт. Точнее, это не совсем товар. Это товаро-услуга. Собственность на недвижимость — это не то, что собственность даже на автомобиль, потому что ее нельзя забрать с собой. Покупая недвижимость, мы покупаем среду, окружение, локацию, соседей и образ жизни. Соответственно, это товаро-услуга, и она не дешевеет, потому что в ней есть человеческая компонента есть. Везде, где она есть, там будет подорожание. Что еще интересно относительно рынка роскоши, из того что мне известно, как человеку, интересующемуся социальными науками и теми данными, которыми они располагают.. Недавно мне попалось исследование о том, на что лакшери-рынок рассчитывает в самом ближайшем будущем. Были обозначены две категории потребителей в качестве перспективным, причем обозначены в интересных эвфемистических терминах. С одной стороны — дорогая одежда для людей с нестандартной фигурой. Это понятно, то есть теперь рынок роскоши не навязывает вам анорексический стандарт, а, наоборот, подстраивается под вас. И второе, что я даже не сразу поняла, когда прочитала, — это “товары для людей, которым важна скромность”. Я сперва не могла понять, почему люди, которым важна скромность, должны покупать предметы роскоши. Но потом выяснилось, что имеется в виду потребители из исламского мира. Потребительский капитализм собирается — и уже практически это делает — принять в свои объятия миллиарды клиентов-мусульман. Под них будет подстроено очень многое, под них изменится — и уже меняется — индустрия моды. Это интересно. — В одном из своих выступлений вы сказали, что sharing economy это тоже, в своем роде иллюзия. Домами и машинами, которые берут в аренду приверженцы не владения собственностью, всё же кто-то владеет, и зарабатывает на ренте. Можно ли сказать, что экономика совместного потребления это форма капитализма, при котором часть людей добровольно не участвует в создании для себя дополнительных материальных благ? — Я не говорила, что sharing economy - это иллюзия. Я говорила о том, что когда мы с вами представляем себе прекрасный новый мир, в котором не нужно брать на себя тяготы владения для того, чтобы пользоваться, то мы должны помнить, что кто-то эти тяготы на себя возьмет. У домов и машин, сдаваемых в аренду или пользование, будут собственники. И эти собственники будут обладать очень большой властью над арендаторами. Это интересная перспектива нашего будущего. Судя по всему, тенденция действительно состоит в том, что последующие поколения будут в абсолютных цифрах менее богаты. Но при этом их уровень потребления, уровень жизни будет выше. То есть люди не будут владеть бриллиантовыми колье и замками, но они будут жить лучше, дольше, здоровее, им будут доступен целый ряд услуг и уровней комфорта, который владельцам этих замков, когда они их строили, даже и не снился. Это, в общем, уже достаточно наглядно. Экономика совместного потребления — вот эта вот самая sharing economy — конечно, подстроена под людей гораздо более мобильных. Невладение собственностью — особенно недвижимостью — является соблазнительным, если ты быстро передвигаешься по миру, следуя за этим самым своим развитием. Либо просто за работой, которая тебя влечет. С другой стороны, увеличение количества людей, работающих не из офиса и не из цеха, а работающих там, где находятся их компьютеры или какая-то другая техника, которую мы сейчас не можем себе вообразить, которая будет встроена в их мозг, дает нам и противоположную тенденцию. Не очень понятно, зачем нужно передвигаться по миру, если все равно, в каком месте ты находишься. То, что мы видим сейчас точечно, мы можем увидеть более массово: передвижение жителей Первого мира в страны с теплым климатом для того, чтобы там жить и работать. Это будет интересно. Потому что если не обязательно сидеть в холодном неприятном городе, чтобы ходить на работу, если тебе на работу ходить не надо, то почему бы тебе действительно не работать из Гоа, где гораздо веселее и дешевле жить. Тем не менее, это пока, так сказать, тоненькие ручейки. Большие реки, конечно, направляются по-прежнему в города и городские агломерации, но, тем не менее этот не такой большой тренд, но следствие большого тренда, который полезно иметь в виду. Насчет того, что люди добровольно не участвуют в создании для себя дополнительных материальных благ. Люди стремятся не к материальным благам как таковым. Никто же, действительно, не коллекционирует деньги ради удовольствия коллекционировать деньги. Люди стремятся к пользованию услугами, уж если на то пошло. Кроме коллекционеров и фетишистов, все остальные не стремятся к предметам, а стремятся к тому, что им дают эти предметы. Чем дальше уходит от нас демонстративное потребление в его викторианской форме, тем менее необходимы эти самые предметы просто для того, чтобы их повесить на себя и показать другим, что ты ими обладаешь. Поэтому люди будут стремиться к услугам и будут эти самые услуги друг другу оказывать. Это, видимо, и есть новая экономика: экономика обслуживания людьми друг друга. В некоторой степени можно сказать, что экономика всегда была такова. Все, что делали люди, они делали для других людей. Но сейчас это видно в более манифестной форме." (с)
×
×
  • Create New...