"Now that’s what I call an Amplifier!" - Наши системы - SoundEX - Клуб любителей хорошего звука Jump to content
Юрий Волобуев

"Now that’s what I call an Amplifier!"

Topic Summary

Created

Last Reply

Replies

Views

Юрий Волобуев -
Artem_L_Music -
153
21444

Top Posters


Recommended Posts

Легенда гласит, что однажды директор фирмы KEF Роджер Уокер представил директору фирмы Linn Айвору Тифенбрюну своего приятеля, отрекомендовав его как создателя авторских усилителей (то бишь, по-нашему, самоделок). А надо сказать, что как Роджер Уокер был известным чуваком, так и Айвор Тифенбрюн был тоже известным чуваком. И вертушка его  (хотя она на самом деле была не его, но это уже совсем другая история) LP12 тоже была очень известной вертушкой. В то время считалось, что весь звук системы формируют громкоговорители, а что к ним прицепить – это уже было в принципе неважно. Поэтому любимым развлечением Айвора Тифенбрюна было заменить в хорошей системе (или считавшейся таковой) вертушку на свою LP12, что давало поразительный эффект и позволяло с легкостью добраться до кошелька клиента.

 

Ну а чтобы быть известным чуваком, вертушки одной было мало, поэтому Айвор был знаменит также своими громкоговорителями.  И было у Айвора ощущение, что если вертушка производит такой эффект при одних и тех же колонках, то и достойный усилитель будет прекрасным партнером в этом трио, что позволит продавать Айвору больше вертушек и колонок. Но вот беда, полностью устраивающего его усилителя до сих пор встретить ему не удавалось, поскольку колонки его были непростыми, капризными и требовательными, в отличие от большинства их тогдашних сородичей.  

 

А тот самый неизвестный чувак колонок не выпускал, да и фирма его состояла из одного человека – его самого. И вот, повторюсь, когда Роджер представил Айвору некоего чувака, который делает на коленке  усилители, Айвор был исполнен скепсиса. Не то чтобы он не доверял усилителям, сделанным на коленке, просто усилитель выглядел скромно, и характеристики у него были не совсем такие, какие хотел видеть Тифенбрюн. Но Роджер был известный чувак, а известному чуваку отказывать в такой мелочи, как испытать какой-то там усилитель, вроде как неудобно. Собрали они систему Linn с усилителем Amcron и стали ее слушать. Надо сказать, что Айвор считал Amcron неплохим усилителем: мощный, большой, красивый, и с работой как-то справляется. Однако, послушав несколько композиций, неизвестный чувак вдруг сказал: ребята, а усилитель-то ваш того… говно. И предложил поставить свой. Тифенбрюн скептически хмыкнул (50 ватт на канал, что за ерунда?), но ничего не сказал, он ведь обещал Роджеру, помните? Через несколько секунд после того, как заиграла музыка, Айвор подобрался и посерьезнел, а к концу второй композиции встал и заявил: Вот, наконец, то, что я называю Усилителем! После этого он взял аппарат подмышку и удалился. С тех пор он все демонстрации своей вертушки проводил с усилителем того самого неизвестного чувака.

 

Ну, кто такой неизвестный чувак, все уже поняли с самого начала. А усилитель тот был NAP 160. Так начался путь компании Джулиана Верекера - от неизвестного чувака, в одиночку собирающего усилители на коленке, к самому спорному и великому бренду британской High End индустрии.

  • Like 1
  • Smile 1

Share this post


Link to post
Share on other sites

Другая легенда гласит, что неизвестный чувак Джулиан Верекер на самом деле был достаточно известным чуваком.  Он был известным автогонщиком. И успешным. Но так как он был натурой непоседливой, то рано или поздно автогонки ему надоели. Закончив сезон 1967 года с 16-ю победами из 23-х стартов, он в зрелом возрасте 22-х лет решил оставить спорт. Продать боевую машину Racing Mini за круглую сумму в 650 фунтов оказалось нетрудно, ведь люди всегда думают, что у победителя главное из  деталей какой стоимости сделан его усилитель это его автомобиль.

 

Путь к Усилителю не был простым. Сначала, сразу после гонок его увлекло любительское кино. Да не простое, а со звуком. Он пошел в магазин и попросил продать ему 10 рулонов специальной перфорированной пленки для записи звука синхронно с изображением. Узнав, что один рулон стоит более 2-х фунтов (на порядок дороже обычной пленки без перфорации), Джулиан отказался от покупки. После жаркого срача обмена мнениями с владельцем магазина, родился спор, в котором Джулиан должен был принести продавцу много-много рулонов такой пленки, а продавец был обязан выкупить ее всю за полцены фирменной. За два дня, из старой швейной машинки, при помощи напильника, синей изоленты и такой-то матери, Джулиан собрал автомат для перфорации, а в пятницу ушел из магазина с очень и очень круглой суммой денег – и «швейную машинку» хозяин магазина тоже пожелал оставить себе.

 

В этом же 1967 году была зарегистрирована фирма Naim Audio Visual. Первым изделием Верекера была цветомузыкальная установка Synchrolight мощностью 30 КВт. Использовал он ее дома, для вечеринок. Так как ничего подобного на рынке еще не было, то однажды Джулиан получил предложение об аренде своей системы для съемок фильма The Buttercup Chain, за неслыханные деньги - 1400 фунтов.

 

 

 

 

Пролетели два года, в скором времени и эта тема Верекеру наскучила. Он распродал все свои установки. Надо было заняться чем-то еще. И вот он принимает эпохальное решение посвятить себя аудиотехнике. Девушка познакомила его с молодой музыкальной богемой, и он окунулся в мир звукозаписи. Очень быстро он выяснил, что начинающие музыканты не имеют возможности записываться на престижных студиях, а мелкие частные звукозаписывающие конторы не могут себе позволить никакого оборудования, кроме откровенного мусора. И тогда Джулиан решил сконструировать усилитель.

 

Всем известно, что этот самоучка схемы усилителя стырил из учебника 60-х годов, а детали купил первые попавшиеся, из числа наиболее дешевых. В этом утверждении правда только то, что Джулиан Верекер был самоучкой. В реальности он потратил более года времени и почти все наличные (и немалые) деньги на изучение схемотехники и принципов работы усилителей, строительство макетов, а потом еще несколько месяцев ушло на выяснение, какое взаимное расположение плат, трансформатора и элементов питания в корпусе является наилучшим. Результат этих трудов не заставил себя ждать. Родился Усилитель. Он начал строить усилители для друзей и их знакомых, а через два года, в 1973-м, получил первый официальный контракт на поставку 24-х аппаратов (включая колонки… да-да, хотя Джулиан Верекер был неизвестным чуваком в мире домашнего хай-фая, колонки он все же выпускал, но профессиональные, студийные) для студий молодой лондонской радиостанции Capital Radio.

 

Это был успех. Джулиан решает выйти на домашний рынок, но для этого было мало даже Тифенбрюна. Благодаря Айвору, все журналисты хотели оценить новый убер-усилитель, но все хотели денег за статью плюс усилитель бесплатно. Денег у Джулиана на тот момент просто не было, а усилители он, крайне удивленный, что так устроен мир аудиопрессы, раздавать даром решительно не желал. Наконец, один журналист, Пол Расмуссен, купил его усилитель и написал о нем статью. Плотину прорвало. Усилитель пришел в мир.

 

Сейчас уже невозможно сказать, какой именно усилитель был первым – NAP 200* или NAP 160. Официальные годы начала производства для каждого аппарата не подтверждаются тем, что говорил в свое время Джулиан в различных интервью. Изначально, тот самый прототип, который отнял у Джулиана два года жизни, был по факту внутри аналогичен NAP 200 (не в том виде внешне, в каком он появился в каталоге фирмы в 1974 как «первый усилитель Naim Audio»). Те, самые первые усилители, родившиеся между 1969-м и 1971-м годами, были предназначены для студий. Усилитель, который Джулиан сделал в 1971-м для себя и своих друзей был NAP 160 – с более простой конструкцией источника питания. Почему-то, как гласит очередная легенда, он и стал любимым аппаратом Джулиана, и не покидал его систему до самой смерти своего создателя. 

 

* не путать с современным NAP 200 серии Classic, речь идет о прототипе NAP 250.

  • Like 1

Share this post


Link to post
Share on other sites

Перейдем к скучным техническим подробностям. Итак, NAP 160. Время выпуска этого усилителя пришлось как раз на становление процесса серийного производства. Он выпускался долго, 16 лет, и за это время успел пройти через несколько изменений, как внешнего вида, так и содержимого.

 

Издалека и спереди все они выглядели почти одинаково. Однако, существовало две значительно отличавшиеся друг от друга разновидности этого аппарата. Разница начиналась с корпусов – ранние, так называемые Bolted Down, то есть, собранные из панелей на болтах и более поздние, выпускавшиеся с 1980 года, Chrome Bumper. Такие корпуса представляли собой лист металла, изогнутый так, что он представлял из себя днище и переднюю и заднюю панель, эта конструкция вставлялась в кожух из алюминия, полученный методом экструзии, кожух формировал боковые панели, верх и них корпуса.

 

12357088135_5ae7082453_o.jpg

 

05f99ae348d1t.jpg
 

Более пристальный взгляд обнаруживает новые детали. В отличие от предусилителей тех лет, передняя панель которых представляла алюминиевую, а потом пластиковую накладку, у полноразмерных аппаратов Bolted Down переднюю панель просто красили в черный цвет, а логотип был представлен в виде алюминиевой фольгированной нашлепки. Этот вариант оформления имеет отдельное сленговое название «магнит для холодильника».

 

12365094385_76fe873d62_o.jpg

 

Более поздние аппараты Chrome Bumper имели точно такие же передние панели, как и предусилители.

 

Картина сзади тоже менялась. Болтованные аппараты имели транзисторы, закрепленные на задней панели корпуса, а хром-бамперы получили унифицированную плату, которая была у всех аппаратов того времени. Кроме того, до 1980 года, когда состоялся переход на хром-бампер, Naim использовал круглый разъем питания Bulgin. Все эти признаки позволяют безошибочно отличить ранний 160 от позднего.

 

12365266473_34dbba02ec_o.jpg

 

5eae99afcba1t.jpg
 

 

Казалось бы, какая разница, что там за разъем и нашлепка на морде? Дело в том, что болтованные аппараты и хром-бамперы сильно отличались друг от друга по исполнению. Нет, схема усилителя и применяемые компоненты были одинаковые, однако платы были совсем другие.

 

За время выпуска менялись трансформаторы, внешне это было заметно по цвету тканевой наружной изоляции, сначала рыжая, потом черная, потом фиолетовая, но, насколько мне известно, в этих усилителях всегда использовались трансформаторы Holden & Fisher.

 

2aca5ba4d230t.jpg
 
9db20871a136t.jpg
 
3c7621c64561t.jpg
 
ab2092449bb1t.jpg
 

Эти трансформаторы, как и многие хорошие вещи, канули в небытие вместе с банкротством фирмы, о чем сожалели как покупатели, так и сама фирма Naim. Долгое время потребовалось, чтобы найти трансформаторы с аналогичными свойствами, но многочисленные свидетельства, включая обороненные фразы работников фирмы, говорят нам о том, что тот звуковой почерк, который давали трансформаторы Holden & Fisher, воссоздать больше так и не удалось. Как принято считать  на pfm, единственная вещь, которая не может быть заменена в старинном усилителе Naim, это трансформатор. Если ваш трансформатор погиб, старинного усилителя Naim у вас больше нет.

 

Конечно, это не совсем верно. В том смысле, что на звук аппарата в значительной степени влияют еще и выходные транзисторы. К сожалению, старинные Semelab BDY56 тоже не выпускаются в том виде, как раньше. Кстати, начиная с хром-бамперов они стали идти с маркировкой Naim, NA002 и NA001. Но по крайней мере аналоги их с неотличимым, как говорят, от оригинала звуком, найти вроде как можно.

 

Как бы то ни было, в 1979 году Naim выпускает модифицированную плату усиления, которая ставилась во все усилители того периода. С различными модификациями она пробыла в производстве вплоть до современных черных аппаратов.

 

У этого усилителя была еще одна особенность. Так как в 1974 году Naim выпустил свой первый предусилитель NAC 12, более дешевый (чем NAP 200/250) NAP 160 решили оснастить встроенным блоком питания для этого предусилителя. А так как Naim в то время еще не планировал широкий бизнес по апгрейду, то к делу подошли со всей серьезностью. Блок питания преда не представлял из себя рудиментарный отросток на питании одного из каналов, годный лишь на то, чтобы скоротать время владельца, кусающего ногти от нетерпения в ожидании накоплений на апгрейд в виде дорогого БП. У трансформатора предусмотрели отдельную обмотку для блока питания, и это отличало данный усилитель от всех последующих.

 

Сначала там ставили миниатюрный диодный мост прямо над конденсатором и простой стабилизатор на внутренней переборке в корпусе.

 

12365540214_ac6a3a7db8_o.jpg

 

Но начиная с хром-бамперов там появилась целая плата PAPS (PreAmplifier Power Supply), как в блоке питания SNAPS.

 

8ff635b3ddcdt.jpg
 

Такую же плату ставили в старые болтованные аппараты при сервисе на фирме. Впрочем, аксакалы утверждают, что разницу даже самые ушастые улавливали с трудом.

 

У болтованных аппаратов было два больших конденсатора в блоке питания усилителя, потом их число увеличили до 4-х, сначала конденсаторы располагались горизонтально, а позже, когда прогресс в этой области позволил, и конденсаторы стали более миниатюрными, вертикально.

 


1bc4fc8dfa73t.jpg
 

Очередная легенда утверждает, что уникальный саунд 160-го родился из сплава схемотехники (включая расположение транзисторов вне плат), трансформатора H&F, транзисторов BDY56 и отсутствия плат стабилизированного питания, как в 250-м мощнике. Скорее всего, что это была случайная удача конструктора, не просчитанный заранее выверт судьбы, когда более интересным оказался аппарат с упрощенной конструкцией. А может быть, это просто легенда и ничего более. Но как бы то ни было, наиболее легендарным и расово верным усилителем считается болтованный NAP 160. Я не стал проверять достоверность легенды и купил «тот самый».  Вот про него и будет обзор.

 

Share this post


Link to post
Share on other sites
Мне всегда любопытен звук "сырого" аппарата, непрогретого, без многочасовой приработки. Конечно, я не имею в виду критическое прослушивание. Просто именно в этот момент происходит настрой слуха на один-два ключевых момента. Попал или не попал? Или не понял сразу, о чем он поет? Если с первых моментов в звуке заметил что-то неприятное, то, скорее всего, не слюбится. Сложнее с аппаратами, которые сразу не показали вобще ничего. Тогда приходится ждать хотя бы выхода на рабочий режим. Так, помню, было с Метрумом. Включил, и... а ничего. Вообще никакой звук, уху не за что зацепиться. И лишь через полчаса он начал медленно, но верно проявлять свои качества, не сразу,а постепенно. А бывают аппараты, когда включил, и - ух! Ну ничего себе! И понятно, что звук не окончательный, но это как сигнал - мы на одной волне. 
 
Айвор Тифенбрюн тоже, вероятно, что-то такое чувствовал. Вряд ли он оценил все нюансы звучания NAP 160 с пары композиций. Но, навено, услышал то, что услышал и я.
 
Интересно, что обычно то, что я слышу с первой же секунды от усилителей Naim, это: "Я - Naim. Вот мой звук. Вот подпись Верекера на мне". И так бывает абсолютно с каждым аппаратом этой фирмы. NAP 160 удивил меня сразу же тем, что помимо этой "подписи" показал мне сразу все то, что отличает его от себе подобных произведений Naim. 
 
Звук он выдал сразу и весь. Я потом еще ждал месяц, думал, может, будут какие-то изменения, что-то значительное придет, или, быть может, уйдет, и я потом буду вечно искать это первое впечатление. Но нет. За исключением явных артефактов холодного аппарата - шипяще-цыкающего верха и немного гуляющего туда-сюда баса, которые есть практически у любого только что включенного после долгого перерыва усилителя, я больше никаких изменений не нашел. Все остальное было прогревом меня, попыткой привыкнуть к его интерпретации музыки. 
 
Описывать очень хороший аппарат, который дал тебе сразу понять, что у вас с ним все серьезно, в формальных терминах, практически бессмысленно. Все и так понятно, что это дорогой усилитель от фирмы, которая с самого начала заявила, что на "нижний средний класс" она не разменивается. Нет никаких претензий к динамике, частотному диапазону, разрешению в басах и разборчивости ВЧ и прочей ерунде. Я хотел сказать немного не о том. 
 
С первой секунды это была река. Слитность и напевность не оставляли возможности задержаться на каком-то моменте композиции. Я начинал слушать и не мог освободиться от этого ощущения, что каждая нота говорила - послушай меня! но их были сотни, тысячи,и остановиться можно было только в конце композиции. Это было как плыть против сильного течения. Я часто включал паузу, потому что просто не было возможности подумать о том, что я услышал, и было ощущение, что пока, на эти несколько секунд, музыка мне больше не нужна. Лишь позже я привык к этой особенности усилителя - выплескивать на тебя сразу всю музыку до последней капли. Мне даже доставляло удовольствие сопротивляться этой его подаче. Когда я научился противостоять этому течению, я стал замечать в нем отдельные "рукава", потоки, ручейки, которые утекают из пределов реки, чтобы раствориться где-то навсегда. Увидеть их было легко. Усилитель никогда не терял этих ручейков случайно. Они убегали лишь в тот момент, когда у музыки отпадала в них нужда. Это было нечто большее, чем способность долго удерживать послезвучия. Усилитель давал возможность проследить за всей жизнью каждого отдельного звука и каждой мелодии вплоть до их естественной смерти. Одновременно каждого звука и всех вместе.   
 
Через некоторое время я заметил одну вещь, точнее нет, это было сразу, просто я сначала был не в состоянии вычленить по отдельности и проанализировать те нюансы, которые мне преподнес этот аппарат. Так вот, он никогда не "устает". Каждый его звук выглядит так, словно усилитель копил энергию и готовился лишь для того, чтобы воспроизвести со всей тщательностью весь этот звук и убедиться, что он в точности дошел до меня и был услышан и понят мной. Но этих звуков тысячи, они теснятся перед тобой, и вот ты слышишь, насколько хорошо прозвучало то или иное, но вот уже новая волна звуков, и каждый из них столь же хорош, нет, идеален. Я говорю о том, что бывают аппараты, которые способны извлечь из композиции сочные моменты и должным образом их преподнести, произвести этим хорошее впечатление, но остальное время, между ними, как будто собираются с силами. Этот не их таких. Он играет всегда. Мощный удар барабана или щелчок контрабаса, чтобы ты покрылся мурашками от восторга, или, наоборот, еле слышная дрожь голосовых связок, от которой без причины вдруг увлажняются глаза, он не пропустит ничего. Прослушивание музыки с этим усилителем отнимает много эмоциональных сил и часто оставляет чувство опустошения.
 
Нужно ли говорить, что играет он легко и свободно, без труда вычленяя самую суть, и потрясающе показывает все интонации и акценты? Как и почти каждый старый Naim, он часто форсирует, искусственно усиливает эмоциональный накал, любит подать звук сверкающими вспышками или яркими точками звезд. Привыкнуть к этому генератору эмоций непросто.  Часто создается впечатление, что всего "слишком много". Но зато никогда не бывает ощущения, что чего-то не хватает. У меня нет сомнений, что именно так себе и представлял работу усилителя Джулиан Верекер. И, хотя, разумеется, хотя бы часть этого звукового почерка есть почти в любом аппарате Naim, NAP 160 является его квинтэссенцией.
 
  • Like 2

Share this post


Link to post
Share on other sites

На тот Naim, о котором я, цены не от этой истории зависят. :) А на который повышение, тот к этой истории не имеет отношения. :)

 

  • Like 1

Share this post


Link to post
Share on other sites

На тот Naim, о котором я, цены не от этой истории зависят. :) А на который повышение, тот к этой истории не имеет отношения. :)

 

Хорошо сказано, респект. Тема классная - продолжайте.

Share this post


Link to post
Share on other sites

Тебе бы начальник книжки писать ;) Место встречи изменить нельзя.

Ждем продолжения.....

Share this post


Link to post
Share on other sites

Давно планировал, наконец-то прорвало! ;)

Share this post


Link to post
Share on other sites

ЛТифенбрюн скептически хмыкнул (50 ватт на канал, что за ерунда?), Через несколько секунд после того, как заиграла музыка, Айвор подобрался и посерьезнел, а к концу второй композиции встал и заявил: Вот, наконец, то, что я называю Усилителем!

Именно! Большая мощность усилителю не нужна. Главное - энергетика и благозвучие, заложенные в структуру звука. Это давно уже известно всем нормальным людям.

Я даже больше скажу. Если собеседник начинает рассуждать о звуке, оперируя мощностью усилителя, можете переводить разговор на тему об автомобилях и женщинах - ничему путнему в звуке он вас не научит.

  • Like 1

Share this post


Link to post
Share on other sites

Прочитал с огромным удовольствием. Спасибо. Жду продолжения...

Share this post


Link to post
Share on other sites

Как подвел к обзору о 160. Интрига, прям! :)

Share this post


Link to post
Share on other sites

Наверно, мой обзор вызовет немало вопросов (если вызовет). Если в обзоре не хватило конкретики (ну там, насколько чистые у него ВЧ :)), постараюсь ответить отдельно ниже.

 

Share this post


Link to post
Share on other sites

Join the conversation

You can post now and register later. If you have an account, sign in now to post with your account.

Guest
Reply to this topic...

×   Pasted as rich text.   Paste as plain text instead

  Only 75 emoji are allowed.

×   Your link has been automatically embedded.   Display as a link instead

×   Your previous content has been restored.   Clear editor

×   You cannot paste images directly. Upload or insert images from URL.


  • Recently Browsing   0 members

    No registered users viewing this page.

×
×
  • Create New...